Неделя о Страшном Суде! Великий пост!

 

Неделя о Страшном Суде! Великий пост!

Неделя о Страшном Суде. По-другому она называется мясопустной, так как с этой недели прекращается вкушение мяса. В воскресный день, начинающий мясопустную неделю, в последний раз перед Великим постом вкушается мясная пища — происходит заговенье на мясо, что вовсе не предполагает объядения. Название этой недели также связано с темой воскресного евангельского чтения. В этот день за Божественной литургией читается притча Спасителя о Страшном Суде:

Евангелие от Матфея, 25:31–46

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Не случайно эта притча предлагается нашему вниманию после притчи о мытаре и фарисее и притчи о блудном сыне. Кого не тронули ни образ смирения мытаря, ни бедствия блудного сына, тем Церковь почла нужным представить грозную картину Страшного Суда с целью побуждения к раскаянию и сокрушению. В песнопениях этой недели собрано все величественное и трогательное, что может пробудить человека от беспечности и внушить страх Божий.
Перед воспоминанием Страшного Суда Святая Церковь призывает нас к молитве об усопших, ожидающих Суда Божия. Поэтому она положила совершать заупокойную службу в субботу перед неделей о Страшном Суде. Вот почему мясопустная неделя, всегда предваряется Вселенской родительской (мясопустной) субботой, когда совершается поминовение всех почивших православных христиан.
Мясопустная неделя или неделя о Страшном Суде называется еще сырной неделей. В эти дни церковный Устав запрещает вкушать мясную пищу. Из скоромных продуктов на трапезе благословляется молочная пища, яйца и сыр.
Нельзя не увидеть в этом заботу Святой Церкви о человеке: не сразу, не в один день начинается пост, нет! Постепенно, неделя за неделей…
Сырная седмица или неделя называется также сплошной, так как в среду и в пятницу пост отменяется. Есть и еще одно название этих дней — масленица.
К сожалению, до сих пор это время в большинстве случаев связывают с безудержным весельем, гуляньями, изобильными яствами. А ведь масленица – это преддверие поста! Она должна настроить нас на достойное вступление в великопостные дни. Поэтому нужно проводить ее не в безудержном развлечении, а в воздержании!
К сожалению, некоторые нехристианские пословицы и поговорки, как например: “Масленица – объедуха, деньгам приберуха”, формируют неправильное отношение к таким важным дням в жизни каждого христианина.
Будем помнить, дорогие братья и сестры, что время масленицы дается нам не для веселья и развлечения, а для того, чтобы мало-помалу мы привыкли к подвигу поста!
Вот почему в дни сырной недели Святая Церковь наложила запрещение на многое такое, что разрешается в другие седмицы. Так, например, в период масленицы уже отменяются венчания; в среду и пятницу не полагается служить Божественную литургию; запрещается вкушение мясной пищи.

Именно на этой неделе начинается чтение великопостной молитвы преподобного Ефрема Сирина:
Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми! Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему!  Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.
С коленопреклонениями.

Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской Слово в неделю Мясопустную (О Страшном Суде)
Если в толпе кто-либо крикнет: «Пожар!», не все ли тотчас потеряют спокойствие и равновесие духа, начнут искать выхода, а если выход не обеспечен, то не приходят ли в ужас, заставляющий забыть все остальное и искать только одного спасения жизни? Но вот святая Церковь вопиет: «Суд при дверях! Огонь геенны уже возгорелся во многих душах!» А люди слышат то почти равнодушно, и никто не трогается почти, чтобы предпринять хотя нечто для спасения погибающей души. Если и во сне человек увидит пламя страшного пожара, то не проснется ли от ужаса? Церковь же живописует в уме людей Страшный Суд и пламя геенны всеми чертами, способными возбудить от духовного сна, но люди никакими описаниями не трогаются и беспечно продолжают оставаться в духовном сне часто до самого конца жизни.
Почему же так человек нерадит о гибнущей душе своей? Очевидно, оттого что не верит всему, что святая Церковь устами Самого Христа и апостолов возвещает о Страшном Суде и геенне. Человеку думается, что будет как- нибудь иначе и ужасы геенские минуют его: ведь живут все так, как и он, и не проникнуты особыми страхами. Подлинно, ничем в данном своем рассуждении не отличается человек от глупой овцы стада, которая следует за всем стадом, идет туда, куда все, и почувствует ужас, когда сама увидит воочию приблизившуюся гибель. Человеку кажется, что ужасы геенны как-нибудь минуют его. Почему же? Не укажет ли он только на бессмысленное «авось», которым всегда и в житейских делах хочет оправдать свою беспечность, нерадение и леность? Беспечность — плод неверия в вечные муки. Если бы жива была вера в муки вечные, если бы человек знал, что муки неизбежны, как неизбежно сгореть человеку, не отходящему от близкого огня, то неужели не стал бы он остерегаться? «Помни последняя твоя, и во веки не согрешишь» — на нем сбывались бы эти слова Премудрого.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) Слово в Неделю о Страшном Суде. Есть ли адские муки?

По рассказу Н. А. Мотовилова из книги “Всемирный Светильник Преподобный Серафим”, составленной митрополитом Вениамином (Федченковым) Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Други наши, сегодня, в Неделю о Страшном Суде Божием, грядущем, как тать, на всю вселенную, дне, когда решится окончательно и бесповоротно участь всякого земнородного, живущего и уже поглощенного смертью, когда каждый из нас услышит или: “…приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира”, или: “…идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелом его” — мне хочется привести для вас мало кому известное свидетельство живого человека об истинности адских мук, ожидающих тех, кто услышит страшное слово последнего приговора: “…отыдите от Мене…” (Мф. 25, 34, 41).
И сказать об этом свидетельстве меня побуждает поток писем и личные беседы со многими людьми, уже теперь страждущими от бесовского насилия и обдержания и уже теперь отчасти прикасающимися к этим мукам. Очень-очень много людей испытывают их теперь, но очень немногие понимают, что же с ними происходит. И потому ищут люди спасения и исцеления там, где получить его не могут.
Сегодняшний рассказ укажет всем страждущим единственно верный путь несения подвига и путь к исцелению — это вера, молитвы Церкви и Божии милости, подаваемые страждущим в Таинствах Церкви.
Николай Александрович Мотовилов — “служка Серафимов”, как он сам себя любил называть,— тот, который удостоился чудного исцеления по молитвам угодника Божия, а впоследствии лицезрения собственными очами сияния лика преподобного Серафима Фаворским светом благодати Святого Духа. Человек горячего и искреннего сердца, дабы, действительно, послужить памяти отца Серафима, он решил лично поехать на родину великого старца, в Курск, и собрать сведения о его детстве и юношестве, а также посетить Киево-Флоровский монастырь. Поездка эта имела весьма тяжкие последствия для Николая Александровича: он заболел по попущению Божию от врага, излившего на него свою месть за труд, послуживший к прославлению угодника Божия, отца Серафима. Обстоятельства, предшествовавшие болезни Николая Александровича Мотовилова и объясняющие ее начало, были следующие. Как-то раз в беседе с преподобным Серафимом зашел разговор о вражьих нападениях на человека. Светски образованный Мотовилов не преминул, конечно, усомниться в существовании злой силы. Тогда преподобный поведал ему о своей страшной борьбе с бесами в течение 1000 ночей и 1000 дней. Авторитетом своей святости, силою своего слова, в котором не могло быть даже тени лжи или преувеличения, старец убедил Мотовилова в существовании бесов не в призраках или мечтаниях, а в самой настоящей горькой действительности.Пылкий Мотовилов так вдохновился повестью старца, что от души воскликнул:— Батюшка, как бы я хотел побороться с бесами! Батюшка Серафим испуганно перебил его:— Что вы, что вы, ваше Боголюбие! Вы не знаете, что вы говорите. Знали бы вы, что малейший из них своим когтем может перевернуть всю землю, так не вызывались бы на борьбу с ними!— А разве, батюшка, у бесов есть когти?— Эх, ваше Боголюбие, ваше Боголюбие, и чему только вас в университете учат?! Не знаете, что у бесов когтей нет. Изображают их с копытами, когтями, рогами, хвостами потому, что для человеческого воображения невозможно гнуснее этого вида и придумать. Таковы в гнусности своей они и есть, ибо самовольное отпадение их от Бога и добровольное их противление Божественной благодати из Ангелов света, какими они были до отпадения, сделало их ангелами такой тьмы и мерзости, что не изобразить их никаким человеческим подобием, а подобие нужно,— вот их и изображают черными и безобразными. Но, будучи сотворены с силой и свойствами Ангелов, они обладают таким для человека и для всего земного невообразимым могуществом,что самый маленький из них, как и сказал я вам, может своим когтем перевернуть всю землю. Одна Божественная благодать Всесвятаго Духа, туне даруемая нам, православным христианам, за Божественные заслуги Богочеловека Господа нашего Иисуса Христа, одна она делает ничтожными все козни и злоухищрения вражии.Жутко стало тогда Мотовилову. Прежде, под защитой преподобного, он мог не бояться злобы сатанинской. Но легкомысленный дерзкий вызов, по попущению Божию, не остался без последствий — он был принят.

Люди не веруют в вечные мучения или веруют, но думают, что все не так страшно будет, как говорится в Евангелии. Почему же? Разве не может быть вечных мук? Разве невозможно допустить эти муки? Ведь муки вечные начинаются уже на земле, человек носит их в сердце, еще не перешедши в жизнь загробную. Неверующие в вечные муки пусть скажут, кто из них не мучится никогда, живя на земле? Кто проводит дни свои вполне счастливо, довольно и беспечально? Ведь счастье — редкий цветок, который напрасно ищут целую жизнь люди и не находят того, чего желали. Если и найдут, то как скоро цветок увядает. Как самая пламенная страсть скоро блекнет, пресыщает человека, и он ищет удовлетворить ее иначе. Даже самые сильные радости, наполняющие душу восторженным блаженством, как, например, счастливая любовь, — как она скоро блекнет! Сколько, кроме того, ведет за собою мук, когда на пути стоят препятствия. Сколько мук от ревности, от разных подозрений, из-за опасения потерять то, что дорого.
Люди как будто так часто жизнерадостны, смеются, веселятся всячески, но кто из этих веселящихся не томится по временам ощущением душевной пустоты, ничем не наполнимой, чувством разочарования, недовольства, томительной, убийственной скуки. Если счастливые не считают часов, то как скучно течет время для многих и для всякого почти во многие дни и годы его жизни. Как хочется ему «убить» это мучительное для него время! Кого не гложет тоска? Кто не чувствует никогда, что чего-то недостает его жизни? И эта тоска или ощущение недостатка чего-то нужного, при всем видимом счастье, разве не омрачает счастья жизни? Разве зародыш томимой муки в душе не есть зачаток муки вечной? А что сказать про муки совести? Кто их не испытывал? Ведь всякое дело, противное совести, оставляет в душе горький осадок, расстройство, тревогу, муку! А сколько таких тревог ежедневно? Сколько их накопится в течение целой жизни?
Во всякой радости человеческой заметен уже для внимательного взора отблеск слез, ощущается дыхание печали, скорби и муки, если человек с совестью своей мало считается и об евангельских велениях не размышляет. Наоборот, посмотрите на истинного христианина, как он, несмотря на великие лишения, однако, светлел лицом и настроением духа, как он не впадает никогда в беспросветное уныние, во всем находит источник примирения. В его слезах уже заметен отблеск высшей неземной, вечной радости. Счастье человека грешника — красивое яблоко с изъеденной внутри сердцевиной; печали праведника — небольшая царапина на коже этого яблока при здоровой сердцевине; счастье первого, при видимой постоянной радости, подтачивается непрестанно червем мучающей его совести; второй терпит в мире скорби, но безвредные для самого сердца, носящего в себе зародыш жизни вечной.

И такие тревоги и муки совести грешника ничем неутолимы. Пусть многие тревоги тотчас почти улегаются, как пробегающие по морю волны, но это не значит, что они пропали бесследно, как и волна потом является в другом месте. Ведь и расстройства здоровья те­лесного не пропадают бесследно, но, улегаясь на время, постепенно копятся и порождают, наконец, общее расстройство здоровья, болезнь и самую смерть. Ведь если бы не было расстройств, то что мешало бы человеку жить вечно? Так и в душе никакие тревоги не исче­зают бесследно! И сколько же их накопится, когда произведут они общее расстройство в жизни души! Какая тогда создается в душе мука! Подлинно, что человек посеет, то и пожнет. Он в самом себе, в самых делах своих носит муку, суд себе яст и пиет, по слову святого апостола (1 Кор. 11, 29), живя «недостойно».
В душе ничто не пропадает бесследно, даже то, что она восприняла почти бессознательно, — например, так влияет на нас окружающая среда, люди и обстановка. Быть может, вся жизнь иных людей слагается под влиянием этой среды. И если постоянно принимает человек в душу мысли соблазнительные, а мысли порождают в душе чувства, желания и дела, с совестью несогласные, то сколько же накопится таких худых следов в душе, которые человек воспринимал ежедневно, ежечасно, ежеминутно в долгие годы своей жизни? Ведь каждым своим поступком и помышлением тайным человек чертит, создает как бы свой будущий образ подобно тому, как живописец или фотограф, и если этот образ пока еще темен, непроявлен, то он будет некогда проявлен, подобно фотографическому образу, Господом на Страшном Суде, когда Господь во свете приведет тайная тмы и объявит советы сердечныя (1 Кор. 4, 5).
Подлинно, червь «неумирающий», «неусыпающий», о котором говорит Господь, не есть какое-либо изобретение ума человеческого; этот червь зарождается и растет в муках совести еще во время земной жизни. Ведь так много самоубийц! Не потому ли они покончили с собой, что не могли снести начавшихся нестерпимых, неутолимых мук совести, мук разбитого счастья, мук от обманутых надежд, разрушения желательного строя жизни? И геенна — не призрак; ведь огонь страсти, заключающий в себе муку, уже и есть начало огня геенского, который будет гореть и не угасать, если человек не позаботится во время земной жизни угасить его.

Вот почему святые так старались помнить всегда о суде и геенне огненной, как, например, преподобный Ефрем Сирин, который, «час присно провидя суда, рыдал еси горько». Вот почему предки наши так держали всегда в памяти Страшный Суд: с изображения на картине и в слове при князе Владимире начали обращение к христианству; с памятью о Страшном Суде выходили всегда из храма, над входом в который изображали Страшный Суд, оживляли память о нем картинами на стенах домов, духовными стихами и т. д.
И наоборот, ослабевая в памятовании Страшного Суда, как стали позднейшие потомки забывать и заветы Христа! Они более помнят то, что их занимает, что приятнее. О Страшном Суде они забывают, потому что память о нем могла бы разрушить радости жизни земной, забывают, думая, что до суда еще далеко и время его неопределенно. Как люди не заботятся о землетрясении, которое наступит еще, как они думают, не скоро и в неопределенный срок, так не беспокоятся и о приближении Суда, неверие же укрепляет в состоянии такой беспечности. Как люди пред потопом всемирным не хотели верить проповеди Ноя, так и ныне люди пребывают в беспечном неверии, тем более что наука века сего внушает нередко, будто и всемирный потоп, и огонь вечный — пустые сказки. Как, думают иногда они, может быть Суд столь страшным, если Судьею будет Христос, исполненный столь великой любви к людям, кротости и всепрощения? Но ведь эта-то кротость именно и усилит страх Суда. Если грешники, на земле живя, так боятся праведника, так стараются обойти его и не встретиться с ним, то как встретятся лицом к лицу со Христом, кротким безгрешным Праведником, помня все дела свои, какими каждый день Его прогневляли? Ведь кроткий лик Христа будет чистейшим зеркалом, в котором особенно ясно отразится вся нечистота и неправда их жизни! И хотя бы лик Господа оставался неизменно кротким, не соберет ли именно эта кротость «горящие уголья» на головы грешников (Притч. 25, 22; Рим. 12, 20)? Горе тем, у кого эти уголья не возжгут в сердцах пламенного раскаяния во время земной жизни, у кого вследствие окаменения сердечного обратятся в пламя неугасающее геенны огненной!

Как же нужно и нам неослабнее хранить память о последнем Страшном Суде Христовом и муках геенны огненной! Как нужно, живя на земле, плакать и радоваться совсем не о том, о чем обычно мы плачем и радуемся, заменять бесполезные печали века сего скорбью, полезной для души в ее жизни вечной, радостям суетным, мимолетным предпочитать радости во Христе нескончаемые! Как нужно вслед за святой Церковью, из глубины сердца воздыхая, молиться: «Молитву пролию ко Господу и Тому возвещу печали моя, яко зол душа моя исполнися, и живот мой аду приближися!», или словами песней нынешнего праздника: «Увы мне, мрачная душа! Доколе от злых не отреваешися? Доколе унынием слезиши?.. Что не трепещеши вся страшнаго судища Спасова?», и еще: «Помышляю день страшный и плачуся деяний моих лукавых, како обещаю безсмертному Царю? Коим же дерзновением воззрю на Судию блудный аз? Благоутробный Отче, Сыне Единородный, Душе Святый, помилуй мя!» Аминь.

Синаксарь в неделю мясопустную, о Страшном Суде
Стихи:
Когда Ты сядешь, Судия, весь мир судити, То удостой меня услышать глас Твой: Приидите…[1] В сей день совершаем память Второго и Страшного Пришествия Христова, которую святые отцы поместили после двух притч, чтобы кто-нибудь, узнав из них о Божием человеколюбии, не жил в лености, рассуждая так: человеколюбив Бог, и когда я оставлю грех, то мне будет легко всё исправить.
Определили же здесь (вспоминать) этот Страшный день, чтобы возвести к добродетели живущих в лености, устрашив смертью и ожиданием будущих мук, (научая) не только надеяться на человеколюбие Божие, но и иметь в виду, что Он — Праведный Судия и воздает каждому по делам его. Кроме того, после отшествия душ[2] подобает прийти и Судии, — некоторым образом этого служит и настоящий праздник. Поскольку же теперь поистине полагается конец всем праздникам, так как день тот станет последним из всех, — то заметь, что к предстоящей неделе будет приурочено начало мира и Адамово изгнание из рая, а к нынешней — конец всех дней и самого мира.

Страшный Суд

Пост же на мясо установили в эту неделю, думаю, сокращая пищу и (исключая) объедение ради страха судного дня, а также побуждая нас подавать милостыню ближним. С другой стороны, учредили здесь такой пост потому, что за невоздержание люди были изгнаны из Эдема и подверглись осуждению и проклятию, и еще потому, что в следующую неделю и мы во Адаме, по образу эдемскому, будем изгнаны, пока Христос, придя, не введет нас снова в рай. Вторым же (Христово) Пришествие названо, ибо и раньше Он приходил к нам во плоти, — но смиренно и без славы; теперь же придет телесно со сверхъестественными знамениями и в видимом сиянии с неба, чтобы все узнали в Нем приходившего прежде и спасшего род человеческий, и снова грядущего судить, верно ли сохранил этот род то, что дано ему.Когда же будет это Пришествие — никто не знает, ведь даже от апостолов Господь это скрыл, открыв тогда только некие знамения, по которым можно предугадать его, подробнее истолкованные некоторыми из святых. Так, говорится, что Пришествие Его будет после семи тысяч лет (от сотворения мира). Но прежде придет антихрист, родившись, как пишет св. Ипполит Римский, от блудницы — мнимой девы, происходящей от евреев, из колена Дана, сына Иакова. Антихрист будет проходить жизненный путь, как будто следуя по стопам Христа, совершит чудеса, которые и Христос творил, и даже мертвых воскресит. Однако все это он повторит не вправду, только по виду, — и рождество, и воплощение, и все прочее. Апостол говорит о нем: И тогда откроется беззаконник, которого пришествие будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными (2 Фес. 2: 8, 9). Однако, по словам Иоанна Дамаскина, не сам диавол в нем воплотится, но человек, родившись от блуда, восприимет всю сатанинскую силу и внезапно объявится, показавшись всем благим и кротким. На земле тогда будет великий голод, и антихрист угодит людям, изучит Божественные Писания, станет поститься, и понуждаемый народом, будет провозглашен царем, возлюбит более всего иудеев, прибудет в Иерусалим и восстановит их храм. Не пройдет и семи лет, говорит пророк Даниил, как придут Енох и Илия, призывая людей не принимать его. Тот, схватив их, замучит и отсечет им головы. Избравшие правую веру бегут далеко; но он, найдя их в горах, будет искушать с помощью бесов. Ради избранных же сократятся эти семь лет; будет сильный голод, и поскольку сами стихии поколеблются, то почти всех истребят.

После этого будет Пришествие Господне, предшествуемое знамением Честного Креста, — внезапно, как молния с небес; и клокочущая огненная река очистит всю землю от скверны. Тотчас будет взят антихрист со служителями его, и преданы будут вечному огню. Когда вострубят Ангелы, то соберется мгновенно от всех концов земли и от всех стихий весь человеческий род в Иерусалим, потому что это — центр мира; там будут поставлены престолы на Суд. (Люди же) примут одинаковый вид, (представ) со своими душами и телами, через стихии измененными для бессмертия, ибо стихии эти преобразятся. И отделит Господь одним словом праведных от грешных, и пойдут сделавшие добро в жизнь вечную, а грешные — в муку вечную, которые никогда не прекратятся. Известно, что тогда Христос не спросит с нас ни поста, ни бедности, ни чудотворений, хотя и это благо; но взыщет гораздо лучшее этого — милостыню и сострадание. Он изречет праведникам и грешникам некие шесть заповедей: алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне, — всё, что вы сделали одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25: 35—36, 40). Заповеди эти каждый может исполнить по силе своей. Тогда (при Втором Пришествии) все признают, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Флп. 2, 11).
Муки же, о которых передает святое Евангелие, таковы: там будет плач и скрежет зубов (Мф. 25, 30); червь их не умирает, и огонь не угасает (Мк. 9, 44), и выбросьте его во тьму внешнюю (Мф. 25, 30).
Церковь Божия, все это ясно признавая, полагает, что существует рай сладости и Царство Небесное, пребывание святых с Богом, их будущее вечное сияние и совершенствование; а также — муки и тьма, удаление от Бога и терзание душ совестью о том, что из-за лености и сладости временной лишились Божественного сияния.Христе Боже, по неизреченному человеколюбию Твоему сподоби нас услышать желанный Твой глас, сопричти к стоящим по правую сторону от Тебя[3] и помилуй нас. Аминь. 1. Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34). 2. Вспоминаемых накануне, в субботу мясопустную.3. То есть к праведным.

Все фотографии икон и сопроводительный текст Андрея Кондрашова, отсюда http://fotki.yandex.ru/users/kondoribbrat/view/635783?page=2  Спаси нас, Господи и помилуй!